Жизнь и повадки волков, охота на волка…

Волк, Большая охота

Следя за вешней жизнью волков, я нашел, что последние деньки перед щенением и 1-ое время впоследствии него волчица уходит с места логова лишь на водопой, корм же приносит матерый. Ворачиваясь с промысла, он извещает волчицу воем и она отвечает ему, давая понимать, что на логове все благополучно. Такое наблюдение позволило мне засекать логово, не тревожа зверька лазаньем по угодьям.

Охота же на волков в моей охотничьей жизни занимала значимое место. Любая встреча с волком была для меня значимым эпизодом, который запоминался навечно. Глава семьи — волчица. В узнаваемых мне случаях образования пар, самец селился там, где он находил самку. Брачная верность нарушается только самкой, когда самец оказывается в семье малополезным. Волк же, по-видимому, не постоянно покидает неспособную к домашней жизни подругу. Добывал волков различными методами, но никогда не использовал ни капканов, ни ядовитых веществ.

Волков мне приходилось встречать на Последнем Севере и в таежной зоне, но охотился на их только в Среднем Поволжье — в Ульяновской и смежных с нею областях. Волк тут — самый обычный, знакомый всем сельским жителям зверек. О том, что условия существования в нашем крае для него подходящие, можно судить по большой плодовитости местной популяции. Пометы в 10—-11 щенков достаточно заурядны, часто в логовах находят и по 12 волчат, а в 1948 г. близ села Помряськино из гнезда было взято 13 волчат.

Отлично прослежена племенная жизнь волчицы в Старомайнском бору. Она родилась в 1955 г. Зимой весь выводок вышыбли охотники. Сохранилась только одна прибылая волчица, смогшая выжить и через год дать 5 волчат. В течение следующих восьми лет она воспроизвела на свет 7, 9, 10, 11, 12, 12, 10 и 8 щенков. Не вырастив ни 1-го волчонка — они все весной попадали в руки местных охотников, — эта волчица упрямо устраивала логова на одном участке бора радиусом в один километр. На одиннадцатом году жизни она умерла, попав в капкан. Возможно, она могла бы дать очередной либо два помета. Организм волчицы способен создавать обычное потомство, когда зубы ее уже очень разрушены. Не считая периода кормления волчицы и волчат отрыжкой, матерый отдыхает так обычно при выводке. В это время его лежки мы постоянно находили в 50—100 м от логова. Как понятно, огромные пометы в волчьей семье стопроцентно не сохраняются. К озари остается менее 5—8 прибылых. Наибольшую семью волков в 14 животных я следил в ноябре 1941 г. поблизости села Юрманки Ульяновской области.

О жизни волка.Я постоянно был универсальным охотником, увлекался всеми видами охоты по перу и по зверьку. Позже, когда волчица начнет ходить на промысел с матерым, вой на вешних логовах можно услышать только при неодновременном возвращении родителей к семье.

Заметив, что ее отслеживают, волчица постоянно переносит волчат в новое логово. Об угрозы ее предупреждает и матерый. таковой случай я следил весной 1959 г. близ села Мулловка. Ночкой я засек логово волчицы, ответившей на мою подвывку. Ждя рассвета, довольный фортуной, я задремал. Через проницательный здоровый сон я вдруг выудил шорох — мимо меня, ступая по сухой прошлогодней листве, проходил зверек. Поравнявшись со мной, волк захватил по ветру мой запах, огрызнулся, как в один момент испуганная собака, и на махах ушел. С утра я скоро отыскал пустое логово. Впоследствии нескольких часов хаотичных поисков, отчаявшись отыскать выводок, я натолкнулся на него случаем.Долголетние наблюдения за знакомой семьей волков открывают время от времени достойные внимания и драматические странички в домашней жизни этих животных. Чердаклинский бор был извечным местом обитания волчьих выводков. К 1961 г. усиленные преследования охотников, лесные пожары, уничтожившие один помет щенков, и возникновение эпизоотии бешенства оборвали Чердаклинокую «династию» волков. Сохранился только один матерый. Это был один из шагов переноса щенков.

Известен случай, когда самец-волк помогал волчице переносить волчат. Опытнейший волчатник А.П. Мишин с товарищем нашел выводок волков, но не мог сходу отыскать логово. Продолжая поиски, Мишин увидел проходившего лесом матерого и застрелил его. Из пасти убитого волка выпал невредимым волчонок.

При первом появлении людей волки оставляют логово и заурядно уходят незамеченными. Волчица скрывается вблизи и прислушивается к происходящему на логове. Подросших же волчат она старается отвести подальше. Матерый в случаях угрозы хлопочет только о собственном спасении. Но при нападении на волчат собаки, матерый интенсивно их сильно защищает. В 1962 г. в Новодевичьем лесхозе Куйбышевской области лесник и рабочие совхоза, не соблюдая осторожности, обыскивали с гончей собакой овраг, где предполагался выводок волков. Невзирая на шум, матерый ринулся на собак. Отпрыск лесника стрелял в упор, промахнулся по волку, который через пару минут повторил попытку поруха на гончую. Воспользовавшись суматохой, волчица успела перенести 3-х волчат из 6 в новое логово. Через некоторое количество дней я отыскал его в километре от старенького. В один прекрасный момент матерые изранили моего гончего выжлеца, помкнувшего по трехмесячным волчатам. Только мой вопль (ружья при мне не было) принудил их бросить собаку.

Как понятно, волк — моногам, пары сходятся на всю жизнь. Я добыл выше 50 волков и 11 волков взято моими товарищами на устроенных мною облавах, где я отслеживал зверька, окладывал его и нередко, в качестве загонщика, выставлял на стрелков. Мои сравнимо умеренные успехи охоты на волков востребовали большого труда. По волчьим следам я исходил тыщи км, 10-ки ночей провел на волчьих логовах, время от времени без ружья, следя жизнь выводков. Весной 1972 г. охотником И.Н. Суховым на логове с 10 щенками была взята древняя волчица, не сохранившая ни 1-го целого зуба. В случае смерти волчицы матерый заканчивает заботу о кормлении малышей. Выживают только уже взматеревшие волчата, способные следовать за папой на промысел.

Жизнь и повадки волков, охота на волка...

Семь волчат лежало в лесу на чистом месте в 500 м от покинутого логова. Лесная подстилка под волчатами оставалась нетронутой. Утратив семью, первую зиму он проходил холостяком, а в будущем году объединился с овдовевшей волчицей на горной стороне Волги в Келдышевском лестничестве, в 50 км от Чердаклинского бора. Пару лет пара благополучно выращивала свое потомство. Но посреди зимы 1965 г. в ее жизни произошли огромные перемены. От бессчетной семьи с прибылыми и переярками остались только матерые. Другие члены семьи оставили обжитое место.

Разумеется, волчица сменила собственного дряхлеющего жена на на много более юного и сильного. В конце концов, ночкой, когда матерый вел юных на промысел, лесник М. Семенов, карауля на переходах, застрелил его. Он не возжелал признать чужих деток и прогнал их. Переярки разбрелись, прибылые присоединились к изгнанному старику. Он бродил с ними некое время, меняя угодья, а к весне по льду перевел малышей через Волгу на свою родину — в Чардаклинский бор. Всю весну и лето группа волков дружно держалась совместно. Это был большой, очень худенький, совсем беззубый зверек. Волчья молодежь рассеялась.

Обычай волков не трогать скот близ логова (в радиусе одного-двух км) — общеизвестен. Усмотрительный зверек избегает обнаруживать местопребывание собственной семьи. В 1954 г. близ села Помряськино в лесу появился волчий выводок. Предки кормили его приемущественно гусями, но к самому логову птиц не приносили, а вызывали волчат на поляну в одном километре от волчьего гнезда. «Столовая», площадка в гектар, была практически усеяна гусиными перьями.

В противоположность указаниям в литературе, я не находил на самих логовах костей зарезанных животных, не замечал аромата гниющего мяса, но лицезрел 40 и ворон, которые держались близ выводков. Волчья семья прожорлива, молодежь постоянно способна съедать на много больше, чем могут принести предки. Обнаружив падаль либо завалив большое животное, матерые водят к нему подрастающий выводок время от времени за несколько км.

[новый]Фильм о дикой природе «Жизнь волков».

В серьезном труде «Млекопитающие Русского Союза» (т. II, 1968 г.) о следах матерых к логову сообщается: «Идя к логову, матерые волки профессионально выбирают укрытые подходы. они делают бессчетные «скидки» и «сдвойки » , применяя кустики, валежины и почти все другое». такое поведение матерых перед логовами мне никогда следить не приходилось. Они прогуливаются на промысел различными следами, не делая приметной тропы, след их постоянно прост. Тропы близ логова пробивают волчата. Это, фактически, и есть территория логова, которая к озари занимает достаточно огромную площадь.

Изумительна согласованность роли членов волчьей семьи в совместных охотах. Часто приходилось слышать об охотах волков, очень схожих на заблаговременно разработанные операции. Один из таких случаев целесообразной расстановки участников волчьей охоты я следил в 1949 г. Охотившись в 20 км от Ульяновска, в Михайловском лесу, я с товарищем только-только возвратился в деревню, как нам сказали, что задами деревни идет волк. Он направляется к стаду гусей, которые питались у оврага на озимых. Мы не успели добежать до околицы, а волчья охота уже заканчивалась. Было еще совершенно светло. Волк отрезал гусиное стадо от села и погнал его к оврагу. Еще издалече, лицезрев хищника, гуси поднялись на крыло, перелетели через овраг и, обессилев, попадали на склоне холмика. Тотчас же с гребня из засады в бурьянах появились еще два волка, задушили нескольких гусей и, взяв по одному, скрылись за холмиком. 1-ый же волк, подобрав свою долю, последовал за ними.

В ближайшее время волков в последствии становится все в меньшей и меньшей степени, в почти всех районах они близки к полному истреблению. Будет жалко, если наши охотничьи угодья осиротеют. Ведь волк как био внешний вид полностью достоин существования.

По материалам журнальчика "Охота и охотничье хозяйство" 1973 г.