Волчья тишина: размышления волчатника — Охота в Татарстане

Оглавление
Волчья тишина: размышления волчатника - Охота в Татарстане

И спустя много лет помнятся его хитроватые с прищуром глаза: «Смотри за мной, спрашивай, от тебя секретов нет. Отвечу, покажу – помни, нет – сам мозгуй». Не все человеку дано осознать человечьим разумом.

Размещено 07.11.2014 Tathunter.ru Охота на волка // 0 Comments.

В кабинет директора лесхоза зашел юный юноша с ранцем, ружьем и лайкой.

– Я к для вас по направлению, сам возжелал, впоследствии окончания техникума.

Впоследствии минутного, пронизывающего взора, последовал ответ:

Матерый один стал ходить. Щенилась.

Охота в Татарстане.Веб-сайт про охоту в Татарстане.Волчья тишь: размышления волчатника. Посмотри на их жизнь их очами, усвоишь. И ответ на мой вопрос, сколько волков-то сам добыл, Николаевич отдал, ответ злой, маленький: «Не считал и не буду.

Начальство для отчета пущай считает, ну и хозяйка за год посчитает, скока средств получил. Грамоты да дипломы в комоде лежат. Тока за их гусеницу к снегоходу али винт к лодочному мотору не приобретешь за деньги. И ты не вздумай считать да меряться в жизни. Ну и у тебя в жизни будет, вскинешь ружьишко, а стрелять не будешь». И улыбнувшись произнесет: «Молодяшка».

Стоишь перед этим вполне седоватым, беззубым (по юности потерявшим зубы от собственного лихого нрава), с загоревшим и обветренным лицом в сети глубочайших морщин человеком, и не знаешь, что делать: рыдать, смеяться либо по юности отправить его подальше с его наукой. Но слушаешь его, понимая, что не в обиду он для тебя гласит, от всего сердца собственного, чтоб лучше до тебя дошла его наука. Такой был Николаевич.

Старенькый да малый называла нас его хозяйка. И была 1-ая охота. В поскотине волки завалили колхозную корову. Послал меня Николаевич впоследствии пастуха поглядеть, точно волки либо медведь. Прибежав вспять и сказавши, «волки», получил наказ к вечеру быть готовым. Жара стояла посреди июля. Комарья да мошки – хоть плачь. Николаевич залез на разлапистую сосенку примерно коровенки, а мне наказал залечь метрах в 70. Смеркалось. 30 минут я выдержал, лежа в травке на телогрейке. Не выдержал я, как меня заживо едят комары да мошкара. Стал я на коленки и завыл в ладошки по-волчьи.

Слышал я их ранее много раз. Открыв глаза, увидел стволы ружья, направленные в мою сторону, и кулаком грозившего мне Николаевича. Свалился я на телогрейку, кутался с головой, чтоб не достали кровопийцы. А в голове одна идея: не стерпел, подвел. Есть скрещение нитей на первом маленьком канале. Не поверил. Там место-то открытое.

Так и бежал рядом с ним, забыв, что в руках ружье с пулями. «Стреляй, уйдет, подранок», – вопль возвратил меня к сознанию, для чего я тут. Остановившись, прицелился, выстрел. Волк закувыркался через бок. Бегу поближе, пробую отыскать еще патроны. Черт, они же в кармашке в телогрейке. Волк в 10 метрах от леса. Всех взяли. В зиму снова вдвоем остались. На третью весну перенесли они логово на 1 км, но в том же буреломе. Мушка меж глаз, выстрел.

Волк, как подкошенный, падает замертво. Ошалело спрашиваю у Николаевича: «А где твои патроны?» Ответ ошарашил. «А на что, я на много больше по волку не успевал стрелить». Оказались большенными спецами по бобрам.Впоследствии нескольких коллективных охот по копытным научились стремительно уходить в болото на острова. Но стрелок ты, видать, лучше мово будешь. Молодец». Таким был 1-ый мой волк. Много охот на волков, медведя, лосей было у нас с Николаевичем. Что сам умел, меня обучил. И с флагами обращаться, и с капканами работать. Приезжавшие архангельские егеря обучались у него.

Издавна нету на белоснежном свете моего первого учителя и друга Савватия Николаевича Клюшинцева, но память о нем и мемуары будут жить со мной. Отпрыск Николай продолжает дело отца. А во мне с той первой успешной охоты на волка все раздвоилось. С одной стороны, охота на волков, с другой – вся остальная. Но если есть возможность, постоянно отдам предпочтение охоте на этого умного зверька.

Проходили годы. Было что и не трогал их, из-за суеверия собственного глупого… Пошло так: волка возьмешь – они собачку твою. Вопль моего тезки, как по имени, так и по отчеству, который самый юный из нас, 24 года, да и самый любознательный. Вот они. Момент правды. 7 десятидневных волчат в 2 метрах от канала под одинокой елочкой. Всяких, на которые нет ответа и на данный момент. Почему один идет на верную погибель, ничего не замечая, а то исчезает, как и не было его, от 1-го движения пальца к спусковому курку? Но постоянно в мозгу: зверек учит. Читал, изучал, следил. Себе отыскал. Самое слабенькое место у их – это их инстинкты.

Волков можно убить, но не для меня и не как по мне это. Для нашей местности более применимы два метода. С флагами и на логовах: с флагами усложнялась тем, что рядом граница с Латвией и погранзона. В районе огромные площади неразработанного бурелома, много болот. Где отыскать бензин, технику, флагов всласть, людей, чтоб понимали с 1-го взора и полуслова, со познанием местности. Чтоб постоянно была возможность отыскать нам всем совместно время для этой охоты. Не давала идея покоя и будучи начальником райотдела при Управлении охотничьим хозяйством.

Волчья тишина: размышления волчатника - Охота в Татарстане

Тормознул на логовах. Огромную частичка, а то и всю, можно сделать в одиночку. Но не как по мне это, когда есть возможность показать и обучить других. Много задумывался, как с первой пробы точно отыскать логово, когда матерая ответит навабу, если логово будет в буреломе либо другой укрепляй? Ответ на это отыскал, когда проезжал мимо противопожарной вышки, которых не одна в районе. Все сложилось сходу в общую картину. Ну отыскал, что находил. Сколько же ты, Андрей, визир прошел за свою жизнь, сколько леса спасено при помощи этих вышек. У тебя же есть возможность и умение работать с лесными картами. Твоей работой был лес, пользуйся всем, чем умеешь. Пользуйся способом с замысловатым словом триангуляция либо проще – способ определения места пожара при помощи засечек с противопожарных вышек. Запела душа.

Посреди апреля, при занятии возлюбленным делом – поиском новых глухариных токов, вечерком услышал вой волков. Волк и волчица. «Новенькие», – пронеслось в голове. Место для логова готовят. Самое то. И местность подходящая – в сети лесных мелиоративных каналов, и признаки были, что волки пришли по последним снегам. А в голове новые думки. Где та точка отсчета, когда волчица щенится. Поторопишься, может начать таскать волчат по запасным логовам. И кто знает, куда уйдет. Взяли.4-ая весна. Тот же бурелом, 80 метров от первого в этом буреломе логова.– Лесничим будешь, в Бекетовской.Так началась трудовая жизнь для Андрейки с дальной Белоруссии в Вологодской области на границе с Архангельской. Там судьба свела с восхитительным человеком, прочно знавшим свое дело, егерем Савватием Николаевичем Клюшинцевым, уроки которого не пропали даром, а зародили страсть к охоте на волка. Для чего их под корень выводить? Местность свою держат. Своры нет. Собачек охотничьих, скот какой – не трогают.

Они должны были положить свои палки потому что я им произнес: одну в мою сторону, где услышат звук вабы, вторую – в сторону первым, ответившим волка, ну и третью, если ответит очередной. Одна точка была квартальный столб, 2-ая – деляночный, а я сам пошел на перекресток дорог ближе к предполагаемому логову. В двенадцать ночи, когда незначительно замолкли кукушки, я отдал по рации команду своим товарищам, что начинаю вабить. Не успел окончить первую вабу, в ответ уже донесся вой волчицы. Кладу свою палку в направлении ее голоса. По рации передают, что оба засекли и положили свои палки в сторону звуков. Постояв минут 5 и, не услышав матерого сходу, ухожу к ним и уезжаем домой.

Остатки ночи не спалось. Днем поехали на уазике впятером. Взяв с собой лесную карту лесничества, буссоль, компас и навигатор. Подъехали к местам, где лежали палки. Отбили для себя свободную местность. Обжились. Собак охотничьих не трогали. На домашний скот внимания не направляли. Нету сил никаких вытерпеть, когда живого жрут.Не прошло и 5 минут, как раздался выстрел. 2-ой. Как черт я уже летел к Николаевичу, видя медлительно уходящего, метрах в 40, как показалось, белесого, как призрак, волка. Начинаем со второго.

Когда шли, я ведь слышал оттуда не сопоставимый ни с чем звук – команду волчицы волчатам. Не поверил. Задумывался – показалось. 3-ий канал – пусто, 4-ый, 5-ый, 6-ой. Собрались. Говорю: «Они тут. Вы-то вдвоем слышали». Неразговорчиво кивают головами. Мужчины, очередной, 1-ый канал, совместно. Для чего их уничтожать? Нужно, произнесут некие. А что придет заместо их? Кто даст гарантию, что все такие. Этих матерых просто взять. Пошли. Прошли метров 150. Вроде тормознуло. Пару лет умиротворенно жили. Позже в 100 метрах от у себя дома взяли кормильца. И вопросов становилось не меньше, а на много больше. Куртку с себя, волчат в нее – и к машине.

Охота и рыбалка в Татарстане передача

Работает. Выходит. «Сам для себя не веришь?» – стучало в мозгу. Для моих друзей это было 1-ое взятое логово в их жизни. А в голове снова думы: останутся либо нет? Не может быть в природе пустого места. Как себя поведут? Остались. Одни были. Волчица с соответствующим следом. На задней лапе нет 1-го ногтя. Снял буссолью и компасом направления по палкам. Вставил иголки с нитками по фронтам. Трясет мою руку и нежно так спрашивает: «А вабить-то где научился и почто молчал что умеешь? Меня вот Господь не сподобил. А у тебя здорово вышло. Но матерый твой. Пулей-то я промазал, а картечью, видать, достал.

Где тихо и пережидали. Далее, пока шла охота, как по расписанию, на выходные, уходили на те же болотные острова. Слушали, где можно было поживиться на последующий весь день впоследствии успешной охоты людей брошенными потрохами и шкурами.

На специально выложенную приваду – ноль внимания. Ученые, наверняка, были, раз волчица без части подушки с когтем на лапе. Перезимовали. Местность свою исправно охраняли от чужих волков. Пришла весна. Задумывался все повторится опять. Снова ошибся. Две недели находил. Отыскал в 7 километрах от первого логова в таком буреломе, где расстояние измеряется в часах. И один неосмотрительный шаг может стоить не только лишь разорванного сапога.

Опоздал малость. Но все сработало. Лишь на вабу ответили оба матерых. Засекли снова их этим методом. По другому не отыскать было бы их. Только частичка волчат преходилось стрелять из ружья, не догнать их там было. Сзади подбегает Николаевич и уже не своим от напряжения голосом или шепчет, или просит: «Добивай, уйдет, у меня патронов нет». Оскалившись, волк осознает движение к нам, вскидываю ружье. Так прошел месяц. Есть.

Взяли. Ну и на определение, что логово тут неделю-полторы отдай. Пора. Позвал с собой 2-ух друзей, в каких был уверен. Поведал им, в чем дело и как поступать впоследствии моей команды по рации. Они вырубили по три палки и остались ожидать в местах, которые им указал и которые были на карте. Если нет ничего – уезжаем. Вы двое – с каждой стороны канала, двое от их – метрах в 20, под каждый кустик и выворот глядеть. Я сам – все другое место меж первым и вторым. Что далее будет? Тишь.

– Ты специально на волчатах зарабатываешь?

– А Вы о выплатах за волков в нашей области понимаете? Расскажу. Средства выплачиваются из областного бюджета по 3 тыщи за голову независимо от пола и возраста ПРИ НАЛИЧИИ Приёмов. На счет охотпользователя, на местности которого добыты волки. Охотпользователь имеет право по Собственному усмотрению пустить эти средства на проведение биотехнических мероприятий либо выплату лицу, добывшему волка, за вычетом налога. Такой закон. В примыкающем районе показал, поведал. Совместно логово взяли. Тяжело им мне веровать было. Поверили. Сами зажглись. Нужно разумное и обоснованно жесткое регулирование численности этих представителей одичавшей окружающей природы. Мировоззрение о волках, как и отношение к ним, у всех различное. И один метод охоты, который подходит и работает в одной местности, может быть совсем никчемным для другой.

С этим можно соглашаться либо нет. Но делом этим должно заниматься правительство и должна быть выработана определенная программка, закрепленная законодательными актами. Хотя тяжело представить для себя это в наши беспокойные и непонятные времена в связи с тем, что на данный момент происходит с охотой и охотничьим хозяйством в стране. Когда много лет нет Закона об охоте. Когда возникают Простые правила добывания, которые только ленивый не пнул. Законы такие, где бес спрятан в мелочах.

В свою очередь, тоже охото спросить и у тех, кто работал с этим постановлением: чем вызван запрет охоты на волка с калибром 7,6? Неуж-то все истории с волками никого ничему не обучили? Станет вопрос о всесезонной охоте на волка по лицензиям в угоду рублю. А какой охотпользователь захотит созидать у себя в угодьях, пускай и волчатников с орудием, в закрытые сроки охоты? Много вопросов без ответа. А про волков, так это я так. Много ли нас есть. Только и нам по-человечески жить охото, и охотиться. А не по придуманным законам. Почти все, прочтя то, о чем я написал, согласятся, задумаются. Будут и те, кто против. Ничего. Я привык. Никто не владеет монополией на правду.

Время рассудит. Не было бы поздно.

Андрей Барышников, охотовед, Псковская область.