Памятный нож — Оружие

Оглавление
Памятный нож - Оружие

Памятный ножик.

30 годов назад в газете «Комсомольская правда» была размещена статья под заглавием «Старая кузница». В ней говорилось об усто — мастере по изготовлению государственных ножей. Его звали Норматов Каюмджон, он был из таджикского кишлака Чорку Исфаринского района.

Таджикский ножик похож на узбекский, на много более узнаваемый.В один прекрасный момент довелось мне одному ошкурить и разделать сходу 4 маленьких копытных, и в конце этого процесса ножик я подтачивал о камень, жалея, что в ранце оказался экземпляр со слабеньким лезвием. Хотя, если ноги у животного окажутся испачканными грязюкой с песочком, то, производя кольцевой надрез шкуры на ногах, можно хоть какой ножик «посадить».Но об этом почему-либо совершенно не упоминается в печатных материалах и советах.

Поблагодарил мастер меня за внимание к его труду и пообещал сделать «особо крепкий нож», но заместо средств попросил прислать оленьи рога для ручки ножей, попилив их кусочками соответственных размеров.

Где их было взять в Южном Казахстане? Но, к счастью, такие рога отыскались у моего напарника по волчьим охотам, и достались они ему от прежнего владельца квартиры. Лежали в сарае. Я выслал их, а зимой пришла посылка.

Ножик превосходный. Им очень комфортно работать на кухне — заточка клином, острый как бритва, комфортно резать овощи для плова и других блюд, словом, неплох в быту. Животных крупнее волка посреди плотоядных и крупнее кабана посреди копытных добывать не приходилось. Разве что архаров, всего 2-ух, из дробовика с подхода, в далекой экспедиции. Не приходилось заниматься и промысловой охотой — жить в зимовьях, шкурить лосей, медведей и пр.

Памятный нож - Оружие

Но для охоты он не подошел, оказался тяжел и громоздок, хотя посреди других моих охотничьих ножей смотрится впечатляюще. На снимке — он в центре.Я — обычный птичий охотник. Потому для моих охот удобнее всего был ножик маленького размера либо даже складень. Как и хоть какой охотник, к ножикам я индифферентен не был, да и особо помешанным на их не являюсь.

На ножах: Ростов-на-Дону. У Бориса

Ножик универсальный. Он и в быту употребляется, и при забое и разделке животных применяется, и орудием остается, хотя так ли это по нашим сегодняшним законам, сказать не могу.Написал я письмо Каюмджону с просьбой сделать мне таковой ножик, объяснив при всем этом, что являюсь охотником и нужен он мне для охоты.Ответ пришел стремительно.

Здесь еще аспект — лезвие из мягенькой стали о камень можно подточить, а из очень очень крепкой вряд ли…

Для таджикского ножика я сделал крепкие ножны, пробовал носить его на поясе, но это оказалось неловким, как, вобщем, и ношение других огромных ножей. Как-то не совмещались они — патронташ и ножик на поясе. А в ранце различия особенной не было, какой величины ножик там лежит. «Таджик» скоро в сейфе и прописался.

Время от времени достану его из сейфа, подержу в руке, а к руке он как будто прилипает из-за особенной формы ручки, и назад в сейф убираю. Заодно Каюмджона вспомню, дай ему аллах здоровья, если он жив… Вещами мы и живем. Когда-то мне, школьнику младших классов, отец купил детский железный рубанок — мы строили дом на Алтае, и я строгал им доски. Давным-давно нету на свете отца, издавна нет уже и того отчего у себя дома, а тепло отцовских ладоней до сего времени в этом рубанке ощущаю.